александр облапенко
или дизайнер, который не визуал
Как заставить мозг думать нестандартно, сделать кресты на куполах видимыми со всех сторон и как на самом происходит коммуникация с заказчиком в сфере фриланса? Об этом и о себе рассказал петербургский дизайнер Александр Облапенко
Александр Облапенко
Дизайнер
Ксения Мишина
Журналист
Почему дизайн?
— Это были 90-е годы. Тогда никто не работал по специальности, а у меня и специальности еще не было. Учился на истфаке СПбГУ. Работал в библиотеке: преимущественно спал на столе и играл в нарды. Зарплата была так себе. Тогда это было важно. Сейчас уже не так важно – возможно, теперь я бы предпочел спать на столе и играть в нарды. Представительство Финской типографии пригласило меня поработать. Я не был профессионалом, но мне было интересно тыкать на кнопки. Так и научился.
Каким конкретно дизайном ты занимаешься?
— Печатным в основном. Брендинг, упаковка, реклама, наружка. Сейчас я работаю в «МегаФоне».
Почему не фриланс?
— Фриланс – темное место. Во-первых, никто не защищен: ни заказчик, ни тот, кто работает исполнителем. Во-вторых, существует очень много ненужных прослоек в виде людей, которые «сводят» – на деле пересылают письма и получают 15%. Большая часть рынка фриланса – невоспитанные, неумелые люди с обеих сторон, и прослойка у них такая же. Фриланс – это «У меня есть деньги. Давай ты сейчас сделаешь что-то, чего я сам не знаю, а потом я дам тебе еще миллион советов по поводу того, как это должно было быть. При этом новые правки будут перечеркивать мои прежние слова. Успехов».
Что с этим можно сделать?
— Заказчики должны понимать, что они хотят. Как только начинаются обмены макетами, они тут же начинают понимать, что хотят – но это именно не то, что ты сделал. Даже если вариантов 10, все будут плохими.
Дизайн - это не рисование картинок, это коммуникация
В моем представлении, дизайнер должен постоянно выдавать новые идеи, которые при этом не должны быть стереотипными. Это правильное представление?
— Мне кажется, что нет. Если отталкиваться от того, что дизайн – визуальная тема, то этой теме уже очень много лет. Понятно, что мы далеко ушли от наскальной живописи, но при этом дизайн – это не рисование картинок, это коммуникация: кто-то кому-то хочет что-то сказать или показать. Такому виду коммуникации много лет. Если говорить о дизайне именно маркетинговой коммуникации, рыночной истории, там скорее будут «нестереотипизированные» идеи с точки зрения маркетинга и более стандартные в сфере дизайна.
Как заставляешь мозг искать решения, если нужно что-то нестандартное? Как заставить голову думать?
— Зависит от задачи. Часто ищу по кодовым словосочетаниям картинки, работаю с ассоциациями, синонимами и антонимами. Иногда в книге выпадает. Если задача какая-то конкретная, то мир подкидывает решения. Нужно их поймать. Тогда создается три концепции, одна из которых нравится тебе – ты ставишь ее первой, а две другие ставишь «отпугивающими», чтобы взяли хорошую. Но берут всегда что-то другое.
В твоей жизни больше дизайна как ремесла или как искусства?
— В последнее время его в принципе не так много. Но из того, что есть – больше ремесла, хотя еще месяц назад было наоборот.
Почему не очень много?
— Я отказался от большого фрилансерского проекта по некоторым причинам и теперь играю по вечерам с сыном в машинки. Мне этого не хватало. В какой-то момент надоело работать на работе, работать дома, работать на работе фрилансерскую работу и брать ноутбук на дачу. И так работать не очень хочется, а в таких условиях – еще меньше.
Все детство меня занимал вопрос, почему нельзя сделать крест на церкви так, чтобы его было видно не только с двух сторон
Дети хотят быть дизайнерами как папа?
— Нет. Один, как настоящий мужчина, хочет быть водителем трактора. Вторая имеет широкий спектр: от балерины в розовом платье до хозяйки сельского угодья с собачками, козочками. Общность бизнеса.
От чего у тебя «болят глаза»?
— Все детство меня занимал вопрос, почему нельзя сделать крест на церкви так, чтобы его было видно не только с двух сторон. Ведь можно сделать балку и круг, и тогда он будет одинаковым со всех сторон. Потом я понял, что так нельзя сделать, но каждый раз, когда смотрю на кресты, расстраиваюсь.
Это гениальная идея!
— Я думаю, что проблему можно решить, задействовав квантовую физику. Надо придумать квантовый лазер.
За какую работу ты бы сейчас взялся?
— За руководство отделом рекламы, за ребрендинг с интересным кейсом, но не как дизайнер, а как куратор. Если меня позовут снимать фильм о зомби, то я быстрее соглашусь, чем развиваться как дизайнер. Многие компании при приеме на работу имеют «схему кандидата» в голове; во время собеседований они пытаются подогнать всех под этот образ. В итоге берут того, кто больше всех подходит под эту схему, обычно это худший вариант из всех. Мне такое не нравится. Поэтому если кто-то захочет снять фильм о зомби, работая с человеком, который ничего в этом не понимает – буду рад сотрудничеству. Я много их смотрел!
Что формирует твою насмотренность? Это же очень важно для дизайнера.
— Я часто хожу в музеи с детьми. Если с младшим это не так интересно, потому что ему пока показывают не то, «как» сделано, а то, «что» сделано, то со старшей попадаются удивительные вещи, которые снимаешь на фотик. Поэтому мою насмотренность формируют дети. И фильмы про зомби.
Хотел бы ты открыть музей дизайна?
— Нет. Во-первых, они везде есть. Во-вторых, я считаю, что собирать лучшие вещи в каком-то одном месте – странно. Если бы у нас позволяла погода, я бы лучше развесил все картины на уровне глаз на улицах. Идешь на завод, например, а вокруг картины. В спальных районах вообще круто было бы.
То есть ты за прекрасное в повседневности?
— Да. Поэтому я не знаю, как сделать музей дизайна «рабочим». Когда ты составляешь свой топ-100 лучших песен, например, тебе всегда нравится только три, а потом одна. Человеку свойственно выбирать лучшее из возможных вариантов. Музеи круты тем, что в них можно прийти туда и быстро нахвататься до тошноты красками, изобразительным искусством и какими-то чужими представлениями, идеями. Но если бы это все можно было равномерно разбросать, это было бы очень круто.
Ты учился на истфаке СПбГУ. Как тебе это помогло?
— Я твердо понял, что не хочу заниматься историей. Я туда пошел, потому что в школе у меня преподавал историю Лев Лурье. Я думал, что он меня впечатлил историей, а не тем, как это можно преподавать. На истфаке я был сильно удивлен. Какое-то время я еще пытался сделать вид, что это здорово, но недолго. Однажды мой друг со школы, который тоже поступил, сказал, что истфак – очень круто. Что круто? Он считал, что в результате изучения истории можно понять, что и как развивается; понимая это, можно остановить какие-то глобальные ошибки человечества, сделать так, чтобы не было войны. А что, историю только в этом году начали изучать, до этого не изучали? Или войны прекращались? Должны быть люди, которые знают историю, но это точно не я. В универе мы пили пиво. Иногда даже на лекциях. Прекрасное время.
Что во внешнем виде выдает дизайнера?
— Модные очки.
Где твои? Скрываешься
— Я не дизайнер.
А кто?
— А черт его знает!
Интересные факты
Никогда не получал шоколадку за работу
Раньше думал, что клиент может считать по логотипу ценности компании все подтексты и гиперсмыслы, а потом разочаровался и понял, что логотип многозначен только для его создателя
В итоге пришел к тому, что задача логотипа – быть таким, чтобы от него у проходящих мимо не болели глаза
Пытается создавать такие логотипы и дизайнерские решения, которые были бы похожи на загадку
Нравятся простые вещи, простые коммуникации, простые идеи
«Тупняк белого листа» на самом деле длится 5 секунд, за которые у тебя в голове пульсирует слово «дедлайн» и страх, что ты ничего не успеешь. У Александра его почти не бывает
«Я страдаю не от того, что не могу что-то придумывать, а от того, что придумываю вещи, которые никогда нельзя показывать заказчику. Например, прибавляю веселые три буквы к названию фирмы и хихикаю. Это дает толчок, вдохновение для нормальных идей»
Не переносит, когда туалетную бумагу вешают «отрывательной» стороной к стене – кровь из глаз, как и дизайнерские решения из регионов
Не визуал, не запоминает лица
Лайфхак: если развешивать одежду на спинке дивана последовательно, на следующей неделе будет понятно, что уже можно надевать опять
Любимый сделанный логотип:
Любимый сделанный логотип
АЛЕКСАНДР ОБЛАПЕНКО
Дизайнер
Поделитесь историей с друзьями
Made on
Tilda