Екатерина левина
Ландшафтный архитектор
Как придумать проект с нуля, если идей вообще нет? Какие сорта архитекторов существуют? Почему «Репейник» - уникальный проект? Об этом и о других тонкостях профессии ландшафтного архитектора рассказала Екатерина Левина, создатель и «ландшафтник» «Репейника».

Если мой дом – моя крепость, то мой сад – микрокосмос
Екатерина Левина
Екатерина Левина
Ландшафтный архитектор
Ксения Мишина
Журналист
Ваша профессия – ландшафтный архитектор – звучит довольно загадочно и интересно. Как вы пришли к этому выбору?
— По первому образованию я вообще не ландшафтный архитектор, а финансист. Когда получала его, даже не знала, что существует такая профессия, в которой теперь работаю. После университета работала в салоне столового дизайна: в мои обязанности входило подобрать светильники для интерьера. Однажды ко мне пришел клиент с ландшафтным архитектором, нужно было подобрать им светильники для сада. Помню свое искреннее удивление, что такая профессия бывает. Я поняла, что занимаюсь чем-то не тем в жизни, когда услышала фразу: «А осенью мы будем сажать здесь мхи». Человек сажает мхи, знает, как они живут, что с ними делать, как красиво подсветить сад. Прошло несколько лет, прежде чем я записалась в ландшафтную школу. Если проводить параллель с растениями, то зерно упало в почву и ему потребовалось время, чтобы прорасти. В какой-то момент оно прорастало настолько активно, что я поняла, что не могу этим не заниматься. Первые пять лет после учебы я делала проекты для знакомых, то есть это стало моим хобби. Потом я поняла – это лучшее, что у меня получается. Для меня всегда было важно, чтобы все было на уровне знания, ведь это профессиональная материя – работать с растениями, клиентами, заказами. Поэтому я получила второе высшее. Нельзя подвести человека, видя, сколько надежд он возлагает на сад, ведь это не физическая составляющая участка, это целая сфера жизни. Люди связывают с ним много надежд.
Красивее, чем сделала природа, сделать невозможно. Но можно попробовать эту красоту сконцентрировать на маленьком участке
Какой проект больше всех вызывает у вас теплые эмоции?
— Недавно я сделала сад, сейчас он в процессе реализации. Это первый клиент, который отозвался на мое предложение поэкспериментировать со злаками и дикорастущими растениями. Большинство людей хотят какой-то парадности, пышности, декора, чтобы все было броско и респектабельно. А здесь ребята попробовали сделать кусочек природы. Мне кажется, что красивее, чем сделала природа, сделать невозможно. Но можно попробовать эту красоту сконцентрировать на маленьком участке. Они согласились сделать концентрированную версию цветущего луга. Я была очень рада, потому что мои мысли были прочитаны и не пришлось доказывать, что это очень круто и актуально, потому что это естественно.
Как вы обычно работаете над проектом? Может, у вас есть какие-то «идеальные» условия работы или то, без чего вы не можете?
— Ночная работа – это, видимо, привычка еще с тех времен, когда я совмещала основную работу с хобби – другого времени просто не оставалось. К тому же, у меня семья, поэтому не бывает такого, что ты спокойно сел и работаешь – все время какая-то движуха. Поэтому работаю ночью и до утра. Да и ночью поймать нужную волну, вдохновение проще. Раньше сильно расстраивалась, когда брала проект, видела фактуру, но еще не понимала, что там можно сделать. Сейчас понимаю – это тоже зерно, ему нужно время прорасти. Если подождать, в голове, как на проекторе, появляется слайд-шоу из картинок, идей. И когда процесс запущен, начинается уже осознание каждой детали, каждого камешка и травинки – что и как должно быть. Главное успевать записывать. А потом уже корректировка заказчика, ведь задача – сделать для человека, а не для себя.
А если проект нужно сдать быстро, а идей вообще ноль – что тогда делаете?
— Смотрю проекты. Необязательно даже с садами связанные – просто картинки растений, архитектуры. Можно посмотреть проекты в той же стилистике, что и дом заказчика - по отделкам, материалам, пропорциям. Это запускает процесс. Самый большой ступор случается тогда, когда заказчик озвучивает свои идеи, а они мне не нравятся. Иногда бывают откровенно безвкусные вещи. Самое сложное – сделать из них вкусные так, чтобы заказчику понравилось. Нужно понять, что его зацепило. Например, если он хочет сделать бомбезный сад, то есть то, что считается «олд-скул», прошлый век, то скорее всего, человеку нравится симметрия, яркость. Можно сделать то же самое, но другими способами – тот же лабиринт, но из злаков. Я даже не могу описать, что происходит, когда из заведомо провальной темы удается что-то выцепить и сделать стильно и красиво. Это победа. Это то, ради чего стоит работать.
Бывает, что отказываетесь от «глухих» проектов?
— Иногда приходится. Ведь сад делается для человека, ему там жить. Я могу предложить поменять идею, изменить детали, сделать иначе, но если человек все отвергает – это просто отсутствие доверия. Самое сложное – когда заказчик не считает, что он должен участвовать в проекте. Это как сшить костюм, не снимая мерок. Мне очень важно услышать человека, понять, что ему близко, чтобы ему было комфортно в этом саду потом жить. Бывает, что этой связи просто нет.
Недавно прочитала достаточно любопытную мысль, что ландшафтная архитектура – это искусство на стыке трех искусств: архитектуры, ботаники и истории культуры. Судя по вашему рассказу, сюда смело можно добавить психологию. Какой из аспектов вам ближе всего?
— Фишка в том, что ничего вычеркнуть нельзя. Все ландшафтные архитекторы, с которыми мне довелось работать, делятся у нас в стране на два лагеря. Те, кто пришли из архитектуры, потрясающе составляют композиции, понимают пространство, построение, но не понимают одной вещи: все – это динамика, все растет и развивается. Когда я руководила студией, у нас планировали сад. И человека реально раздражало, что елка может вырасти. Он мыслит статикой. Если куст такой ширины и такой высоты, то это идеальная пропорция. Такие люди не всегда могут принять особенность материала, с которым работают. Второй лагерь – выходцы из ботаники, у которых девиз «ну и что, что там не соблюдены эстетические нормы, зато все хорошо растет, цветет и пахнет». Сколько я училась, нам всегда говорили, что хорош тот ландшафтный дизайнер, который может это совместить. Который может спланировать сад, чтобы он был красивый сейчас, через пять лет и через десять, когда все вырастет.
Чем больше мы сделаем индивидуальных, запоминающихся проектов, тем больше у людей будет развиваться вкус
Многие россияне не считают нужным ходить к психологу, считая, что они сами со всем справятся. Мне кажется, что с ландшафтом такая же история. Насколько вообще ландшафтная архитектура популярна в России?
— Мы точно отстаем лет на 10-15, так же, как с дизайном интерьера. Почему-то у нас все понимают, что для того, чтобы построить хороший, крепкий дом, нужны хорошие материалы, и это будет дорого. Так же и садом. Многие удивляются: «Почему так дорого? Это же просто трава». Да, просто трава, но чтобы она росла так, как нам нужно, и вообще росла, нужно приложить усилия. Хорошие растения стоят дорого. Качественно их посадить стоит дорого. Еще мышление очень консервативное – все смотрят, как у соседа сделано, боятся экспериментировать. Я всегда предлагаю взять идею за основу, но добавить индивидуальности. Почему-то люди не всегда соглашаются. Но мне как творческому человеку неинтересно делать типовые проекты, хочется каждый сделать особенным. Но это все пройдет. Чем больше мы сделаем индивидуальных, запоминающихся проектов, тем больше у людей будет развиваться вкус. Просто нужно показать, что это здорово. Я вижу в этом свою миссию: показать, что можно нестандартно, чтобы прям «Боже, такие простые вещи, а как искусно сделаны! Ни у кого такого нет». Люди сейчас все больше тянутся в природе, потому что по моему мнению, города сильно выедают, забирают много сил. И эти вечные ценности – построить дом, посадить дерево – будут всегда актуальны.
Как вы считаете, важно ли для ландшафтного архитектора систематически обновлять знания?
— Очень. Появляются новые сорта, новые технологии в строительстве. Заказчики всегда будут благодарны тем ландшафтникам, которые могут предложить более выгодное, современное и эстетичное решение, потому что чаще всего это удешевляет работу. Важно общаться с профессионалами, «быть в теме». При этом книги особо не помогут – сфера быстро развивается, и в тот момент, когда информация уже поддается систематизации, она обычно устаревает.
Что для вас значит ландшафтная архитектура?
— Если мой дом – моя крепость, то мой сад – микрокосмос. Это целый мир, где человек проявляет свои лучшие черты. То, как он видит жизнь, его философия. Ландшафтная архитектура – способ дать человеку частичку той гармонии, в которой он должен существовать. В погоне за комфортом и урбанизацией мы об этом забываем. А природа питает всегда. Сад поможет найти силы.
Есть ли у вас свой сад?
— Да, очень маленький. Четыре года назад мы перебрались загород, а до этого я проектировала только теоретически. Теперь могу уже практически опробовать, а потом предлагать. После того, как у меня появилась буквально сотка газона и я поняла, насколько тяжело его поддерживать в хорошем состоянии, я не проектирую больше газоны по десять соток.
Как вы считаете, есть ли у вас свой стиль, почерк?
— Надеюсь. Последнее время замечаю, что даже когда проектирую свободный планировки сад, у меня прям сплошная геометрия. Очень много внимания уделяю графичности построения.
Можете ли назвать себя перфекционистом?
— Стараюсь уходить от этого. Перфекционизм сильно стопорит: иногда лучше сделать так, как получается, чем не сделать вообще.
«Репейник» – глоток свежего воздуха, потому что все те направления, которые в нем существуют, есть по отдельности, но нигде нет их вместе
Какова ваша миссия в «Репейнике»?
— Мы с Наташей придумали сказку. Теперь моя миссия и миссия команды – дать этому сбыться. Он уже настолько продуман, настолько прочувствован, что бросить его нельзя. У меня картинки уже пошли до камушка, до пенечка, что не сделать его в реальности уже невозможно. Даже если половина получится – уже круто. Ведь репейник – он всегда спонтанно вылезает, в самый неожиданный момент и в самом неожиданном месте. И будто говорит: «Привет, я буду здесь жить, расти». Я в этом плане фаталист. Раз так выросло, значит пусть растет.
А как вы пришли к названию?
— Если посмотреть на план будущего садового центра, то он как раз построен по форме славянского знака, «Репейник счастья» называется. Наши предки, славяне, считали, что это символ, который притягивает удачу и счастье. Все самое хорошее цепляет на себя. И когда я стала рисовать план сада, он так удачно вписался из-за своей графичности, и все классно уместилось в нем. Так и прицепился.
О чем вас никогда не спрашивали, но вы хотели бы рассказать?
— О «Репейнике».Это будет глоток свежего воздуха, потому что все те направления, которые в нем существуют, есть по отдельности, но нигде нет их вместе. Люди сейчас очень мало общаются. Мне хотелось бы, чтобы «Репейник» собирал людей всех возрастов, статусов, полов и давал возможность пообщаться на природе.
«Вконтакте» в пабликах в разделе «Контакты» часто указывают шутейные должности. Какая должность у вас в «Репейнике»?
— Концептолог-сказочник. Мы придумали сказку и хотим ее воплотить, но для этого ее нужно разобрать до гаечек и винтиков. Поэтому с одной стороны сказочник, а с другой – человек, ломающий голову, как это реализовать.
Считается, что профессия способна менять человека. Как она изменила вас?
— По-другому относишься к жизни. Начинаешь замечать то, на что раньше бы не обратил внимания. Понимаешь, как все в природе гармонично устроено. Появляется более позитивное отношение к жизни – да, не всегда все гладко, но ты знаешь, что есть это зерно, эта гармония, красота.
Если бы вы были цветом, то каким?
— Бирюзовым.
Как бы вы ответили на вопрос «Кто вы?»
— Я кусочек жизни, существо. А если на другой планете пришлось бы отвечать на этот вопрос, то я необычное существо, такое бирюзовое.
Последний вопрос, который передаст эстафетную палочку – какой вопрос вы бы задали Наталье, если бы сидели на моем месте?
— Очень простой вопрос – «Наташ, зачем тебе это все?». Ты человек с таким опытом, с таким сложившимся укладом жизни, у тебя и ученики, и клиенты, и статус. С таким багажом и в новый проект. Зачем?
Екатерина Левина
Ландшафтный архитектор
Поделитесь историей с друзьями
Made on
Tilda