Пивоваров Александр
Социология креативности: современное состояние направления исследований
часть 2
На сегодняшний день известно мало примеров концептуализации креативности с позиций социологии, однако значимость социального измерения прослеживается во всех важнейших аспектах этого явления – креативном процессе, креативном продукте и креативной личности. C опорой на системную модель Т. Эмабайл и М. Чиксентмихайи в статье анализируется значение теорий культурного производства и социального капитала П. Бурдье для изучения социального признания результатов творческого процесса и для объяснения творческих достижений. Утверждается, что социологический подход предполагает рассмотрение любого творческого процесса как коллективного, в виду его неразрывной связи с социальной коммуникацией.
3. Креативность и социальный капитал
Особенности творческой личности как элемента системной модели креативности, если подходить к ней с внутренней, психологической, стороны, представляет собою сложный сплав таких личностных черт, как настойчивость, склонность к риску, открытость новому опыту и пр., а также определенного когнитивного стиля и мотивации. Психологи устойчиво получают положительные корреляции между этими конативными характеристиками и степенью креативности, однако уровень этих корреляций является невысоким – примерно 0,35 [Любарт, 2009, с. 58]. Это говорит в пользу того, что объяснение творческой продуктивности личности не может ограничиваться описанием ее психологических качеств. Кроме того, анализ биографий людей, оставивших значительный след в развитии того или иного культурного домена, показывает, что среди них наблюдается чрезвычайно широкий разброс персональных характеристик. Классическим примером является противоположность равновеликих талантов - Рафаэля и Микеланджело, первый из которых был жизнерадостным экстравертом, а второй - угрюмым интровертом.

C внешней стороны личность творца может быть описана с точки зрения ее положения в социальной структуре и соответствующего доступа к общественным благам значимым для творческой деятельности. Одной из концепций, которую продуктивно можно использовать для прогнозирования или объяснения творческих достижений, является теория разновидностей капиталов П. Бурдье. Креативность личности, помимо ее способностей, мотивации и черт характера, определяется ее доступом к домену и полю, т.е. ее культурным и социальным капиталом. Социальный капитал как совокупность социальных связей и членства в различного рода группах, является, пожалуй, самым значимым ресурсом. Именно он сначала, например, в форме состоятельных родителей, позволяет индивиду учиться в хороших учебных заведениях, посещать занятия мастеров, получая необходимые знания, практические навыки, квалификацию. Лишь приобретение достаточного культурного капитала делает возможным деятельность по расширению границы какого-либо культурного домена. Не изучив всего того, что было создано в избранной области до этого, человек рискует раз за разом «изобретать велосипед». Даже исключительные умственные способности и интуиция не позволят человеку стать Креативным (с большой буквы), если он не сумеет освоить принятую в избранной области систему символов, правил, приемов и пр.

Однако, даже приобретя доступ к домену и освоив его в совершенстве, без нужных социальных связей и социальной среды творческая личность не сможет получить необходимое одобрение своих работ. Социальный капитал позволяет вовремя оказаться в нужном месте, стать известным для авторитетных лиц, получить их поддержку и то, что называется английским словом «паблисити». В противном случае «вы можете писать прекрасные картины в Алабаме или Северной Дакоте, но их все равно никто не заметит, не оценит и не запомнит, если они не будут отмечены похвалой критиков, коллекционеров и прочих законодателей мод данного поля» [Чиксентмихайи, 2013, с. 68].
4. Креативность и социальная коммуникация
Системная модель креативности делает очевидным вывод о том, что креативность невозможна вне социальной коммуникации, которая в социологии рассматривается как «многомерный, сложноорганизованный процесс передачи и обмена социально значимой информацией между различными социальными субъектами, который способствует созданию и поддержанию социальной целостности (социального порядка)» [Василькова 2006, с. 202]. Видные теоретики, такие как Ю. Хабермас и Н. Луман, рассматривают коммуникацию как процесс, поддерживающий существование как больших, так и элементарных социальных систем, и обеспечивающий социальное согласие на микро- и макроуровне [Головин 2016], в том числе между субъектами креативной деятельности.

Идея глубокой взаимосвязи креативности и коммуникации находит все большее число последователей, среди тех, кто полагает, что по-настоящему оригинальные и ценные идеи появляются в ходе длительной работы, в которой важнейшую роль играет реальная или воображаемая коммуникация с другими людьми [Stein, 1953; Hyatt, 1992; Sales, Fournier, 2007; Негус, Пикеринг, 2011; и др.]. Сегодня в информационную эпоху в условиях узкой специализации знаний и навыков продуцирование инноваций требует все большей интенсификации коммуникативных взаимодействий на разных этапах творческого процесса. Это становится все более очевидным не только на уровне организационной креативности [Woodman et al., 1993; Amabile, 1988], в научной деятельности и бизнесе [Paulus, Nijstad, 2003], но и в большинстве культурных индустрий, в том числе так называемых «периферийных» [Хезмондалш, 2014].

В этом отношении все большую поддержку в научном сообществе обретает то исследовательское направление, в котором креативный процесс изучается не через исследование интрапсихических процессов, а через групповое взаимодействие и коммуникацию. Так в своей программной статье Т. Куртцберг и Т. Эмабайл утверждают, что «для того, чтобы вывести исследования креативности на следующий уровень, ученые должны принять вызов изучения этого феномена на групповом уровне и понимания его компонентов в том виде, в котором они встречаются в ситуации соприсутствия нескольких индивидов» [Kurtzberg, Amabile, 2001, p. 292]. Еще ранее К. Хайет отмечал, что изучение креативности во взаимосвязи с коммуникацией позволяет вывести креативность из ненаблюдаемой внутриличностной зоны в область наблюдаемых коммуникативных процессов [Hyatt, 1992].

Социологический подход предполагает рассмотрение творческого процесса как коллективного в широком смысле этого слова, вне зависимости от того, осуществляется ли он индивидуально или совместно, в виду его неразрывной связи с социальной коммуникацией, без которой он по сути невозможен. Такой подход позволяет по-иному взглянуть на движение креативного процесса, являющегося, с одной стороны, одним из важнейших аспектов изучения креативности [Торшина, 1998], а с другой стороны – той областью, в которой наблюдаются значительные разногласия среди исследователей [Любарт и др., 2009].

Исследования последних десятилетий убедительно показывают, что классическая модель Г. Уоллеса (в различных вариациях), согласно которой творческий процесс проходит через стадии подготовки, инкубации, инсайта и верификации, должна быть, по крайней мере, существенно дополнена. Значительное число исследователей пересматривают стадийные модели в сторону большего внимания к подпроцессам (subprocesses) или компонентам креативного процесса, которые задействуются в различных сочетаниях и нелинейном порядке. Однако среди специалистов нет согласия в вопросе о том, каким именно креативным подпроцессам стоит уделять внимание, и какими принципами руководствоваться в их выделении [там же]. Некоторые исследователи креативности ограничиваются двумя подпроцессами [Furst et al., 2012], другие говорят о необходимости учитывать более десятка из них [Mumford et al., 1991].

Социологический подход дает свои основания для выявления набора компонентов креативного процесса. Этим основанием, на наш взгляд, является анализ коммуникации, происходящей в коллективе, участники которого заняты решением творческой задачи.

В предыдущей публикации [Pivovarov, Nikiforova, 2016] нами было изложены результаты исследования креативного процесса в сообществах, объединяющих художников, профессионально занятых современным искусством. В работе была использована «коммуникативная модель» креативного процесса основными компонентами которой, являются: 1) определение задачи; 2) эмоциональная активация 3) генерирование; 4) объективация; 5) оценивание.

В реальной практике творчества данные компоненты или подпроцессы задействуются отнюдь не в линейном порядке, порой практически одновременно и в разных сочетаниях. Для того чтобы подчеркнуть это, мы сознательно избегаем использования слова «стадии» или «фазы».

Данные подпроцессы определены в соответствии с логикой разворачивания и функционирования креативного процесса внутри малой группы, на основе модели ролевой структуры коллектива изобретателей, выявленной Ч. М. Гаджиевым [Гаджиев, 1983]. Согласно его концепции, основными ролями, которые распределяются между участниками творческого коллектива, являются «изыскатель задач», «активатор», «генератор», «резонатор» и «критик».

Ядром творческой группы являются трое: «генератор», продуцирующий новые идеи, «резонатор», проясняющий в диалоге с «генератором» его идеи, и «активатор», поддерживающий группу в необходимом эмоциональном тонусе. «На входе» в этот творческий «треугольник» стоит «изыскатель задач», т.е. тот участник, который формулирует вопросы и проблемы, которые необходимо решить. «На выходе» находится «критик», оценивающий предложенные решения.

Поскольку в каждом конкретном случае данные роли могут переходить от одного члена творческого коллектива к другому, и сам творческий процесс может непосредственно осуществляться как двумя людьми, так и одним человеком, то с нашей точки зрения, целесообразней говорить об отдельных компонентах (подпроцессах) креативного процесса (перечисленных выше) в отрыве от специфических групповых ролей. Анализ данных, собранных с помощью более 37 полуструктурированных интервью с представителями арт-сообществ, показал, что коммуникация играет свою специфическую роль в каждом из пяти указанных компонентов креативного процесса, протекающих как индивидуально, так и совместно [Pivovarov, Nikiforova 2016].

В завершении необходимо отметить, что данный текст не претендует на статус исчерпывающего анализа социологии креативности, как формирующегося научного направления. Мы стремились показать, что наряду с другими науками, социология играет важную роль в понимании различных аспектов творческой деятельностью, среди которых наибольшее значение имеют креативный процесс, креативная личность и креативный продукт [Чиксентмихайи 2013]. При этом значение социологии состоит не только в том, что она позволяет систематизировать уже накопленные знания о креативности, но и в том, что она дает концептуальные основания для постановки и решения исследовательских проблем, не находящих решения в рамках психологического подхода, являющегося доминирующим в этой области исследований. Использование статистических методов уже доказало свою эффективность в историометрическиx исследованиях креативности [Simonton 1988]. Дальнейшие социологические исследования, сочетающие в себе анализ количественных и качественных данных, собранных на основе изучения людей, занятых креативной деятельностью, могли бы дать ответы на многие вопросы. Среди них можно упомянуть следующие. Как характеристики того или иного поля культурного производства оказывают влияние на креативный процесс? Как имеющиеся ресурсы и ограничения (уровень владения различными капиталами) влияют на творческую практику в том или ином поле? Каким образом может протекать творческое сотрудничество представителей разных полей культурного производства, работающих в совместных проектах?

Социологическое воображение, позволяющее формулировать и исследовать подобные проблемы, несомненно способно обогатить понимание такого значимого явления общественной жизни и развития, которым является человеческая креативность.
Александр Пивоваров
Доцент кафедры социологии культуры и коммуникации факультета социологии СПбГУ
E-mail: a-pivovarov@mail.ru
Поделитесь статьей с друзьями
Made on
Tilda