ульяна старобинская
Визажист
Ульяна Старобинская работала с моделями Славы Зайцева, создавала образ Людмиле Нарусовой, участвовала в подготовке съемок PlayBoy. Она рассказала, с какими проблемами в макияже сталкиваются девушки, почему студия в центре – не всегда хорошо и почему у нее нет конкурентов (подсказка: потому же, почему Пушкин и Лермонтов не могут быть конкурентами друг другу!)

Ульяна Старобинская
Визажист
Журналист
Макияж – средство коммуникации с окружающим миром, поэтому он обязателен
Ульяна Старобинская
Визажист, стилист, мастер по причёскам.
Руководитель и владелец школы стилистов и студии красоты. В профессии 11 лет.
Как вы пришли в бьюти-сферу?
— Мне всегда она нравилась. Когда я была маленькая, профессий «визажист» и «стилист» просто не существовало. Мне нравилось рассматривать лица. Как и большинство моих сверстников, я пошла учиться на экономиста. Думала, что закончу, начну работать, будет интереснее, но стало только хуже. Пошла на свои первые курсы по макияжу и поняла, что это мое. Не было никаких сомнений, получится ли что-то или нет; я просто знала: все будет отлично!
Пригодилось ли что-то из экономики?
— Да. Творческим людям не хватает собранности, рамок. Благодаря моему образованию я смогла нормализовать дисциплину, стать более ответственной и собранной.
Бьюти-сфера сейчас очень переполнена. В каждом подъезде по пять мастеров маникюра. Что отличает вас от остальных, выделяет на фоне конкурентов?
— Хороших мастеров всегда мало. Поэтому я считаю, что у меня нет конкурентов. Я люблю в этом контексте приводить пример с Пушкиным и Лермонтовым – разве они конкуренты? У человека не может их быть, если он создает что-то уникальное, «свое». Почему у меня их нет? Потому что я предлагаю уникальные программы, которые в других школах не преподают. Потому что высокий уровень сервиса, качества услуги.
Всё, что я рассказываю сегодня, завтра уже устареет
Бывают ли у вас негативные отзывы?
— Нет, потому что любой негатив рождается постепенно. Если я чувствую, что клиент недоволен, мы обсуждаем это с ним, ищем компромисс. Я не допускаю негативных ситуаций.
Есть ли у вас команда, которая помогает вам работать?
— Ассистентов нет, но есть мастера, которые работают в моей студии. Это те, кого я сама выбрала – мои лучшие ученики.
Ваша студия находится довольно далеко от центра, на проспекте Ветеранов. С чем это связано?
— Раньше у меня была студия в центре, но все жаловались, что нет парковочных мест. Здесь всегда есть места, а по ЗСД даже с севера города ехать не дольше 30 минут.
Часто ли к вам возвращаются клиенты?
— Да, у меня огромное число постоянных клиентов. Очень здорово работает сарафанное радио, многие приходят по рекомендации.
Увидела у вас на странице рубрику «косметичка Ульяны». Это реклама?
— Нет, все продукты, которые я советую читателям в этой рубрике, я попробовала сама, регулярно пользуюсь и работаю на них.
Вы много пишете постов на своей странице. А хотели бы написать книгу?
— Нет. Потому что то, что я рассказываю сегодня, завтра уже устареет. В бьюти-сфере все меняется каждую минуту. А начинать книгу, предварительно уже зная, что к ее выходу информация будет уже не нова, я не хочу.
У каждого творческого человека есть те сферы своей деятельности, которые он любит чуть-чуть больше, чем остальные. Какой вид заказа – ваш любимый?
— Мне очень нравится работать с невестами, вечерними образами. Нравится проводить обучение «для себя», когда я подбираю человеку прическу, макияж и образ именно для него.
Бывает ли, что вы недовольны результатом своей работы?
— Да. Когда клиент очень сильно начинает диктовать, часто получается так, что он остается доволен, а я не совсем.
Как вы считаете, то, чем вы занимаетесь – ремесло или искусство?
— Однозначно искусство. Ремесло – это шаблонность, когда работы много, ты не успеваешь восстановиться и начинаешь делать одно и то же. Или если делаешь что-то только ради денег.
Видела у вас целый альбом в паблике с публикациями в журналах, обложками. Часто работаете над журнальными съемками?
— Над обложками уже давно не работала, а над съемками часто. Либо фотографы, либо модели приглашают, чтобы создать образ.
С каким журналом мечтали бы поработать?
— Не думала об этом, да и работать с обычными людьми мне нравится намного больше. Это реальные люди с реальными историями, о которых нельзя забывать во время создания образа.
Работаете ли вы на условиях тфп, если проект вам интересен?
— Да. Для этого мне должны нравится идея, работы фотографа, модели.
Я работаю не конкретно с лицом человека, а со всем человеком в целом
Мастера–визуалы, которые знают, «как должно быть», иногда в повседневной жизни сталкиваются с тем, что у них «болят глаза» от окружающих. Бывает ли у вас такое, что не можете спокойно смотреть на неумело сделанный макияж, на неподходящую прическу или неудачный стиль?
— Я в этом плане абсолютно не категоричный человек. Как мастер я должна спокойно, здраво и холодно относиться ко всем проявлениям. Потому что крайности здесь плохи: например, если мне будет очень сильно что-то нравиться, я начну это клиентам навязывать, а если наоборот, то отговаривать. А может так случиться, что именно это и будет фишкой клиента, поэтому ко всем трендам я стараюсь подходить с холодным рассудком. А от ошибок глаза не болят, т.к. я работаю только по запросу и только когда ко мне сами обращаются клиенты.
В чем проявляется ваш почерк?
— Сама я охарактеризовать не могу, но клиенты говорят, что узнают мои, когда видят множество работ разных мастеров. Думаю, моя особенность в том, что я работаю не конкретно с лицом человека, а со всем человеком в целом. Я люблю своих клиентов, а они мне доверяют, у нас с ними хорошие отношения, поэтому так и получается.
Как вам помогает ваша профессия в обычной жизни?
— Раньше мне было сложно общаться с людьми, выступать на публике, перед большой аудиторией. Сейчас я совсем спокойно могу это сделать, провести мастер-класс. Конечно, теперь я знаю, что мне подходит, а что нет, то же самое – о близких родственниках, друзьях. Профессия помогла мне научиться общаться без шаблонов (хороший или плохой, красивый или нет), а просто наблюдать и наслаждаться.
Какую ошибку в макияже сегодня можно назвать самой распространенной?
— Именно ошибку – не знаю, но многие девушки сталкиваются с проблемой подбора тонального крема и средств для бровей. Это самые частые вопросы, с которыми ко мне обращаются.
Как вы считаете, нужен ли макияж в повседневной жизни?
— Конечно. Это, как одежда, средство коммуникации с окружающим миром. Женщины, которые отказываются от этого, могут потерять хорошее настроение, уверенность в себе. Могут лишиться более простых способов добиться успеха, получить результат гораздо проще и быстрее. Когда женщины выходят с индивидуальных подборов средств «для себя», они обычно такие счастливые, светятся. Когда такой человек приходит в семью, у него налаживается семейная жизнь, отношения с мужем, детьми. Все сферы жизни могут начать развиваться по-другому.
Это правило распространяется только на женщин?
— Нет, конечно. Мужчин я тоже часто крашу – обычно это женихи, которых уговорили их невесты. Самое главное в мужском макияже – сделать его незаметным. Нет ничего плохого в том, что мужчина использует корректор, если у него кожа, склонная к высыпаниям. Актеры и другие медийные личности часто используют макияж, но никто ведь не называет их известным словом?
Как вы считаете, должна ли женщина смывать макияж, когда приходит домой? Как-то нечестно выходит: для всех целый день красивая, а для мужа – в халате и с маской на лице.
— Это личное дело каждого. Многие мужчины вообще говорят, что самая красивая их женщина тогда, когда выходит из душа.
Как вы считаете, что такое креативность применительно к вашей профессии?
— Мне кажется, что это слово очень затаскано, поэтому не имеет четкого определения, как и слово «гламурность», например. Для меня это нестандартное решение стандартной ситуации. Как только появляются шаблоны, мастер превращается в ремесленника. Креативность – умение работать с клиентом нешаблонно.
УЛЬЯНА СТАРОБИНСКАЯ
Визажист, стилист, мастер по причёскам.
Руководитель и владелец школы стилистов и студии красоты.
Поделитесь историей с друзьями
Made on
Tilda